воскресенье, 27 декабря 2015 г.

Профессор Зеэв Штернхель: страну спасет только давление извне

80-летний профессор Зеэв Штернхель, — ученый с мировым именем, член израильской Академии наук, лауреат Государственной премии Израиля, — счел нужным принять участие в политической дискуссии о легитимности организации «Шоврим Штика».
Штернхель родился в Польше в 1935 году, в войну осиротел — мать и сестру убили нацисты, отец умер, ребенка спасли от гибели родственники во Львове. После войны мальчика, вместе с множеством других детей-сирот, вывезли во Францию, а оттуда он 16-летним подростком уехал в Израиль. Был пламенным сионистом, работал в кибуце, учился в вечерней школе, служил в «Голани», участвовал в четырех войнах — сначала солдатом-срочником, потом офицером-резервистом бронетанковых войск. В промежутках между войнами изучал историю и политологию в Еврейском университете, получил докторскую степень по политологии в Париже. Затем преподавал в Еврейском университете, занимался исследовательской работой в Израиле, в Париже, в университетах США.
Приобрел мировое имя как знаток фашистских идеологий (теперь он как эксперт определяет идеологию группировки «Им Тирцу» как «родственную раннему фашизму»). В 2008 году, уже будучи пенсионером, пострадал в теракте: у дверей его дома в Иерусалиме взорвали самодельную бомбу. За это преступление был осужден в 2013 году еврейский террорист Яаков Тейтель.
Старый ученый высказался на страницах «Гаарец» так остро и резко, как ни один из других заслуженных защитников организации «Шоврим Штика».

понедельник, 7 декабря 2015 г.

Почему никакой «Русский мир» бояться не надо? Он невозможен..

Анна Кирсанова

Почему никакой «Русский мир» бояться не надо? Он невозможен. Любые усилия Москвы будут разворованы на 90%. Московские структуры непрозрачные, негибкие, построенные как разведывательные группы. А занимаются распилами. И будут заниматься, покуда дают откаты. И всё.

Вот президент утвердил программу продвижения русского языка заграницей. Вот решено, что на такую-то страну будет выделен такая-то сумма. 70% оприходуют ещё в Москве. Остальное частично разворуют на месте, частично бросят на откаты дающим чиновникам, частично на прием московских гостей, частично на поездки на всякие конференции и пр... Немножко на пьянки журналистам. Не для того, чтоб помогли с общественным мнением, а чтоб не мешали пилить. Что останется, бросят на то, чтоб снять комнату, где будет сидеть тетенька с лицом радостным как ночной горшок, которая будет принимать у местных стариков книги — собрания сочинений, которые им выбросить жалко. И рассказывать она будет всем про стратегию культурного центра по осуществлению «Русского мира» во всем мире, которую можно было бы осуществить если бы деньги были, а русофобии не было бы...