суббота, 12 октября 2013 г.

Лапид и йордим (подборка по теме)

 Яир Лапид в своем блоге на Facebook прокомментировал результаты социологического опроса, согласно которым 51% израильтян задумывались об отъезде из Израиля...

Он говорит, что ему трудно скрыть раздражение в отношении тех, кто готов с легкостью забыть об Израиле, первом и единственном еврейском государстве, только потому, что в "Берлине комфортнее".


Напомним, что вчера 10 канал ИТВ опубликовал итоги опроса, проведенного социологическим институтом "Диалог" под руководством профессора Камиля Фукса, согласно которым 51% израильтян задумывались над возможностью уехать из Израиля. 38% заявили, что никогда не думали о такой возможности. 11% сказали, что у них нет возможности уехать из Израиля.
 http://www.newsru.co.il/israel/01oct2013/lapid_004.html

Лапид упрекнул "йордим", уехавшие ответили Лапиду

Ми­нистр финан­сов Из­ра­и­ля Яир Ла­пид сде­лал за­пись в сво­ем Фейс­бу­ке:
"Я хо­чу ска­зать па­ру слов тем, ко­му "на­до­е­ло", и кто уез­жа­ет в Ев­ро­пу. Вы за­ста­ли ме­ня в Бу­да­пеш­те. Я при­е­хал сю­да, чтобы вы­сту­пить в пар­ла­мен­те с ре­чью про­тив ан­ти­се­ми­тиз­ма и на­пом­нить, как здесь пы­та­лись убить мо­е­го от­ца толь­ко по­то­му, что у ев­ре­ев не бы­ло сво­е­го го­су­дар­ства, как здесь уби­ли мо­е­го де­да, как мо­ри­ли го­ло­дом бра­тьев от­ца, как ба­буш­ка в по­след­ний мо­мент спас­лась от "мар­ша смер­ти". Про­сти­те, ес­ли у ме­ня нет тер­пе­ния к лю­дям, го­то­вым вы­бро­сить в му­сор­ный бак един­ствен­ную стра­ну, име­ю­щу­ю­ся у ев­ре­ев, по­то­му что в Бер­лине лег­че жить".

Ла­пид сде­лал свою за­пись под вли­я­ни­ем се­рии пе­ре­дач, по­ка­зан­ных на 10-м ка­на­ле и по­свя­щен­ных из­ра­иль­тя­нам, по­ки­нув­шим Из­ра­иль по эко­но­ми­че­ским со­об­ра­же­ни­ям.
За­пись Ла­пи­да вы­зва­ла шквал от­кли­ков - бо­лее 2150 за 10 ча­сов.

The Marker вы­брал в ка­че­стве ил­лю­стра­ции два от­ве­та:

"Я про­жил по­ло­ви­ну жиз­ни в США. Ко­гда я воз­вра­ща­юсь сю­да, я де­лаю это из люб­ви к Ро­дине и чест­но­го же­ла­ния дать шанс ев­рей­ско­му го­су­дар­ству. Но ко­гда я уез­жаю, я чест­но го­во­рю се­бе, что уез­жаю за луч­шим бу­ду­щим. Я знаю, что не бу­ду жить в ни­ще­те, смо­гу до­стой­но за­ра­ба­ты­вать, смо­гу да­же на­ко­пить при­лич­ную сум­му де­нег".

"Мно­гие лю­ди уез­жа­ют в Бер­лин, по­то­му что это один из са­мых де­ше­вых го­ро­дов в Ев­ро­пе. Ес­ли до это­го они с тру­дом сво­ди­ли кон­цы с кон­ца­ми, то здесь они про­цве­та­ют. Все сто­ит вдвое де­шев­ле, нет идео­ло­гии, я чув­ствую се­бя в без­опас­но­сти. Ес­ли бы так бы­ло в Из­ра­и­ле, все бы оста­лись там, но к со­жа­ле­нию, мы очень да­ле­ки от это­го".

Globes то­же ци­ти­ру­ет от­ве­ты "йор­дим" Ла­пи­ду:
"Бер­лин - не за­ме­на Из­ра­и­лю, а аль­тер­на­ти­ва. Каж­дый че­ло­век мо­жет жить там, где он хо­чет, где он мо­жет ку­пить квар­ти­ру за 70 зар­плат, а не за втрое боль­шее их чис­ло. Из­ра­иль и Гер­ма­ния дру­жат мно­го лет несмот­ря на чер­ную ды­ру в ис­то­рии. Жизнь про­дол­жа­ет­ся, па­мять оста­ет­ся, но каж­дый че­ло­век при­ни­ма­ет ре­ше­ние са­мо­сто­я­тель­но".

"Здесь це­лое по­ко­ле­ние мо­ло­дых лю­дей, у ко­то­рых вся жизнь впе­ре­ди. Ес­ли Вы бу­де­те ждать и ни­че­го не бу­де­те де­лать, в Из­ра­и­ле оста­нут­ся толь­ко ста­ри­ки".

"Гос­по­дин Ла­пид, Ва­ше поль­ское эмо­цио­наль­ное вы­мо­га­тель­ство уже не ра­бо­та­ет. Я из се­мьи поль­ских ев­ре­ев, все вет­ви ко­то­рой бы­ли же­сто­ко об­руб­ле­ны на­ци­ста­ми. Я жи­ву в США. Здесь я мо­гу по­мо­гать сво­им ро­ди­те­лям эко­но­ми­че­ски вме­сто то­го, чтобы быть для них бре­ме­нем. Я мо­гу пу­те­ше­ство­вать, по­ку­пать ор­га­ни­че­скую пи­щу, вла­деть ав­то­мо­би­лем с пер­вых рук, са­мо­сто­я­тель­но ку­пить квар­ти­ру и да­же част­ный дом до то­го, как ста­ну ста­ри­ком. При этом я не чув­ствую, что пра­ви­тель­ству на­пле­вать на ме­ня и на та­ких, как я. Я не чув­ствую се­бя про­ста­ком, ко­то­рый толь­ко от­да­ет и ни­че­го не по­лу­ча­ет вза­мен. Жизнь в Из­ра­и­ле - это борь­ба за су­ще­ство­ва­ние во­пре­ки все­му, и мне на­до­е­ло на­прас­но тра­тить свою жизнь. Мне на­до­е­ло, что все­воз­мож­ные па­ра­зи­ты пьют мою кровь, а по­том объ­яс­ня­ют, что "по­ло­же­ние тя­же­лое" Это вы долж­ны за­тя­ги­вать по­я­са - во­круг сво­их шей".
http://news.israelinfo.ru/kaleidoscope/47953

 

 Многие пользователи интернета, посещающие страничку Лапида в Facebook, негативно среагировали на высказывания популярного политика о гражданах, покидающих Израиль.

"Работники с высшим образованием, имеющие ученые степени, должны прилагать сверхусилия для того, чтобы прожить от зарплаты до зарплаты? Почему?

Все израильтяне вернулись бы домой, если бы правительство не демонстрировало открытое пренебрежение к нуждам простых людей. Когда правительство исправит эту ситуацию, мы непременно вернемся домой", - написала одна из израильтянок, проживающих в США, на странице Лапида
http://www.sem40.ru/index.php?newsid=238964


"Гаарец": почему Лапид жалуется на своих сограждан?

 Речь идет о том самом нетерпеливом министре финансов, который обратился к израильским гражданам с просьбой запастись терпением года на два, пока его финансовая политика не приведет к улучшению экономического положения в государстве. Партия Еш атид претендовала на то, чтобы представлять израильтян, страдающих от невозможности достойно обеспечить жизнь своих семей, живущих в состоянии постоянной тревоги о своем будущем и будущем детей. Этих израильтян Лапид называл в своих предвыборных выступлениях «мои трудящиеся братья». 

Прошло девять месяцев после парламентских выборов, и эти израильтяне все еще пытаются обнаружить шанс на лучшее будущее – увы, безуспешно. Немалая часть из них уже не верит, что правительство, в котором заседает Яир Лапид, способно им что-либо предложить.
Взрыв социального протеста, произошедший летом 2011 года, был ничем иным, как отражением глубокого отчаяния многих граждан, которые не могли существовать достойно, зарабатывая себе на жизнь.  

Сотни тысяч вышли на улицы из-за высокой стоимости жизни, а также потому, что, несмотря на то что все они работают, многие из них не в состоянии финансировать себе и детям базовые потребности – жилье и образование. Создается впечатление, что Лапид, который попал в кнессет на волне социального протеста, не понимает проблем той части населения, которая отдала ему свои голоса. Он повторяет те же возмутительные фразы, которые в 1976 году произносил Ицхак Рабин, назвавший израильтян, покинувших страну из-за экономических сложностей, «трусливыми слабаками» .

Граждане Израиля имеют право решать, где они и их дети будут жить. Нет необходимости выступать с нападками в адрес израильтян, покинувших страну и, используя память о Катастрофе, обвинять их в стремлении жить достойно.

Вместо того чтобы осуждать тех, кто решил покинуть Израиль, Лапиду стоит начать активно действовать в целях улучшения экономического положения. Тот факт, что он руководит министерством финансов и возглавляет вторую по численности партию в кнессете, обладающую 19 депутатскими мандатами, позволяет ему предпринимать кардинальные меры для изменения экономической ситуации. Именно для этого он был избран в кнессет, а не для того, чтобы жаловаться и осуждать сограждан на своей странце в Facebook.
Редакционная статья, «Гаарец», 03.10.2013

Беннет посоветовал израильтянам временно уезжать за границу

 "Временный отъезд из Израиля вполне может обогатить человека, при условии что он потом возвращается в страну", - такое неожиданное заявление сделал министр экономики и глава партии Еврейский дом Нафтали Беннет.

По словам Беннета, такой временный отъезд за границу может быть очень полезен израильской экономике, поскольку затем возвращающиеся люди привозят знания, приобретенные ими за границей.

"Я, безусловно, поддерживаю временный отъезд из Израиля для учебы или бизнеса. Такое двустороннее движение, безусловно, идет на пользу израильской экономике", - считает Беннет. Глава Еврейского дома рассказал, что, будучи генеральным директором компании, он и его жена прожили несколько лет в Нью-Йорке. "До сих пор я использую знания и опыт, приобретенные там", - заявил Беннет.

 

 

Народ покидает вас

 
Порой забавно наблюдать за диалогом глухих, который ведется в связи высказываниями Яира Лапида о новых эмигрантах («йордим»), оставивших Израиль в пользу Берлина. По одну сторону баррикад стоят Лапид и Узи Даян, который вслед за Лапидом выразил непризнь в отношении израильских берлинцев. 

Оба деятеля обвиняют молодых людей в том, что те якобы  «выбросили свою израильскую идентичность в мусорное ведро», обменяв ее на европейский комфорт. 
По другую сторону баррикад стоят 20-30-летние израильтяне, наиболее образованные среди своих сверстников, глубо укоренные в реалии современного глобального мира, прекрасно владеющие кодами глобальной культуры, поступающие абсолютно логично, с их точки зрения – они заняты поиском места на глобусе, где им будет максимально комфортно. 

Идеологический и культурный разрыв между двумя сторонами, участвующими в этом диалоге, намного значительнее, чем разрыв между огромной бюджетной пенсией Даяна (министерским жалованием Лапида) и средней израильской  зарплатой. Или между джипом Лапида и банковским минусом большей части израильских граждан. Это не просто разрыв —  это пропасть, бездна. Жизненные ориентиры, жизненный опыт обеих сторон отличаются больше, чем разные формы жизни на других планетах.

Во-первых, речь идет о колоссальных различиях в социально-экономической сфере, неоднократно менявшейся в течение шести с половиной десятилетий израильской истории. 

65-летний Даян относится к поколению, в период становления которого не только привилегированные, высокопоставленные кадровики, но и «обычные» наемные работники  получали достойный заработок и были в состоянии обеспечить свои семьи всем необходимым, а после выхода на заслуженный отдых их ждало пенсионное пособие, которое позволяло жить в относительном достатке. В той социально-экономической реальности, в которой рос Даян,  наемный работник занимал достойное место в хозяйственной иерархии, никто не сомневался в том, что государство обязано позаботиться о его благосостоянии.

Сегодняшний рынок труда больше напоминает поле битвы. Маленькая группа работников, объединенная влиятельными профсоюзами, сумела отвоевать себе жизненное пространство и сохранить для себя хорошие социальные условия. Все остальные барахтаются в бурном море социального бесправия, лишенные защиты и нормальных условий труда. Молодые израильтяне не понимают, по какому праву генерал Даян, который не провел ни единого дня на этом безумном поле боя, на  фронтах безжалостного рынка труда наших дней, смеет указывать, как им надо поступать.

50-летний Лапид принадлежит к другому поколению. К поколению, которое до сих пор пользуется плодами почти не существуюшего ныне государства всеобщего благоденствия и гораздо большего, чем сегодня, социального равенства. Это поколение, в отличие от поколения Даяна, осознало все недостатки, все недуги старой экономической модели и восстало против них. С точки зрения Лапида, который воспитывался на либеральных ценностях, ставящих на первое место права индивидуума и свободный рынок, — слово «социализм» является бранным, символизирующим протекционизм, политические назначения, расточительное и неэффективное управление экономикой, чрезмерное гоударственное вмешательство в жизнь граждан. 

Молодые израильтяне не понимают, по какому праву Лапид требует от них отказаться от личного комфорта в пользу какого-то коллектива (например, государства Израиль).

Однако основные отличия между двумя сторонами, участвующими в диалоге, находятся не в экономической области, а в сфере самосознания, в сфере индивидуального и коллективного опыта нового поколения, столь не похожего на опыт поколений предыдущих. В отличие от Даяна и Лапида, которые судят о происходящем в государстве сквозь призму сионистского нарратива, молодые израильтяне смотрят на реальность объективно, без каких-либо идеологических фильтров.  В отличие от Даяна и Лапида, которые считают государство Израиль решением проблемы национальных еврейских страхов и тревог (и поэтому с пренебрежением относятся к другим проблемам сограждан), молодые израильтяне не намерены участвовать в этом спектале национальной паранойи. Они не понимают, почему их жизнь должна отличаться от жизни их ровесников, друзей по фейсбуку из других стран -  немцев, голландцев или канадцев. Их не пугает гипотетическая возможность быть избитыми местными хулиганами из-за своего еврейского происхождения (как дедушка Биньямина Нетаниягу). Их пугает возможность оказаться в положении Моше Сильмана, который поджег себя от экономической безвыходности. Их страшит возможность оказаться в районе потенциального апокалипсиса, которым денно и нощно запугивает граждан правительство Нетаниягу.

Молодые израильтяне могут выбрать иной путь – сойти с этой безумной дистанции национального ужаса перед будущим. В отличие от Даяна и Лапида они не росли под гнетом памяти о катастрофах и трагедиях.  О Холокосте они знают из школьной программы, из прочитанного в детстве дневника Анны Франк и просмотренного фильма Спилберга. Постоянное использование темы Катастрофы для оправдания жизни в Израиле не оказывает на них никакого воздействия. Напротив, оно воспринимается ими как неубедительные манципуляции на уровне дешевого маркетинга.

Лапид и его товарищи по правительству могут прекратить этот диалог глухих. Вопрос в том, хотят ли они это сделать. Самое правое израильское правительство в истории страны мчится на всех парусах к созданию единой, неделимой и приватизиированной Земли Израиля. Возможно, те, кто покидают эту страну, действительно ей больше не нужны.

 Яир Лапид: безопаснее быть евреем в Нью-Йорке, чем в Израиле

 Министр финансов Израиля Яир Лапид выступил перед представителями еврейских организаций США и заявил, что "безопаснее быть евреем в Нью-Йорке, чем в Израиле".

"Израиль был создан в качестве дома и убежища для всех представителей еврейского народа. Однако сегодня страна не может обеспечить полную безопасность для всех своих граждан. Быть евреем безопаснее в Нью-Йорке.

 

 Из еженедельного обзора прессы на иврите Владимира Лазариса 

 (29.9.13-4.10.13)



Ротем Штаркман из «Гаарец»:

«Возможно, Лапид написал это, тоскуя о той звездной пыли, которая прилипла к Рабину с его «ублюдками» в адрес «йордим». А возможно, он хотел отвлечь общественное внимание, которое было сосредоточено на выступлении Нетаниягу в ООН. 

 Как бы то ни было, стоит начать с того, что сегодня «йордим» перестали быть «йордим» и стали самыми обычными эмигрантами, при том, что в сравнении с другими странами у нас это – весьма незначительное явление. Более того, в последние годы даже увеличилась репатриация в Израиль, да еще из таких стран как Америка и Франция. Сегодня хватает людей, которые всего лишь «перемещаются» в другую страну на несколько лет, получив выгодные предложения, едут учиться («утечка мозгов»?) или просто ищут самих себя за пределами Израиля. 

Сегодня глобальная мобильность так велика, а связь с домом так проста, что есть немало людей, кочующих между разными странами. Иногда это даже очень хорошо, позволяя установить экономические связи с остальным миром, открывая новые горизонты, создавая возможности для самых разных научно-промышленных проектов, а то и возвращая в Израиль людей с широким образованием и значительным капиталом для инвестиций. Кто не помнит, что даже сам Лапид попытал счастья в Голливуде в 1997 году? 

Надо ли считать израильскую эмиграцию позитивным явлением? Этого мы не скажем. Ясно, что каждый политик, включая министра финансов, должен стимулировать иммиграцию в Израиль, а не наоборот. Но предпочтительно, чтобы он делал это иными способами – главным образом, практическими делами. Вместо того, чтобы презирать всех, кто не отзывается на имя Яир Лапид, или, по крайней мере, тех, кто не поддерживает партию «Еш атид» – арабов, ультраортодоксов, участников социального протеста, а теперь еще и эмигрантов – Лапиду было бы хорошо призадуматься над тем, как улучшить общественно-экономическое положение граждан Израиля и уменьшить разрыв между слоями населения. 

Люди, которые оставляют свою родину, свои семьи и своих друзей, не выбрасывают Израиль на помойку. Наоборот. Обычно они уезжают без всякой радости, нередко в слезах, потому что им трудно. Они уезжают из-за того, что здесь все страшно дорого, и им не нравится то, как у нас делаются дела. Они не видят, чтобы кто-нибудь наверху заботился о том, чтобы построить им лучшее будущее. Зато они видят другое: социальный протест не принес почти никаких результатов, кроме взлета Лапида и успеха его партии. 

Одна из причин эмиграции – это развал национально-общественной солидарности в последние три десятилетия, и короткая заметка Лапида не только не восстанавливает эту солидарность, но наносит ей новый удар». 

Надав Хаэцни из «Маарив»: 

«Общественный протест – или революция – разразился два года назад, отразив подлинные труднейшие проблемы, но за ним стояли политики с искаженным мировоззрением. 


К проблеме эмиграции можно относиться по-разному, но как ее ни суди, с одним фактом не поспоришь – здесь все намного дороже, чем в других странах мира. Настолько дороже, что трудно начать нормальную жизнь, даже если тяжело работать. Как на это ни посмотри, имея в виду соотношение зарплаты с налогами и ценами, вас не покидает ощущение несправедливости. И чаще всего солируют безумные цены на недвижимость. 

Если на что до сих пор не обратили внимания, так это на то, что из Израиля уезжают не только люди, но также их сбережения и колоссальные инвестиции, которые будут с большей выгодой вложены за морем. Причем речь идет не только о капиталах магнатов – самые скромные сбережения средних граждан тоже эмигрируют. Причина проста: банковская учетная ставка почти нулевая, биржа буксует, доходы от съемных квартир относительно невелики, поскольку налоговый пресс и здесь делает свое дело. Не говоря о смертоносном коктейле – налоги, бюрократия и регуляция, что побуждает бежать из Израиля многих крупных инвесторов. Так экономика других стран выигрывает на том, на чем все чаще проигрывает израильская экономика, а с ней и те, кто огромными усилиями пытается свести концы с концами, избегая мыслей об эмиграции. 

Если в 2011 году в Израиле была социальная революция, значит теперь нам нужна контрреволюция, которая восстановит все, что перевернули с ног на голову. Новая революция, которая понизит налоги, резко уменьшит цены (особенно на жилье), повысит зарплаты и широко раскроет дверь инициативе и свободной конкуренции, не допуская вторжения монополий. Нужна революция против того умонастроения, которое нами владеет и грозит утащить нас всех в бездну».

 

Аркадий Мазин: Ехать надо?

А за ними вдоль забора
Скачет бабушка Федора:
«Ой-ой-ой! Ой-ой-ой!
Воротитеся домой!»

Начнем с легкого стеба. Лапид-старший, видимо, допустил недочет в воспитании сына, не рассказав тому поговорку о двух зайцах в русском варианте. В ивритском фигурируют птицы и предполагается, что поймать их можно. Русские же зайцы резвее, и мораль выражения совершенно другая.

Подчас мне кажется, что именно эта страсть к погоне за двумя и более грызунами погубит политическую карьеру Лапида-младшего. С самого ее начала он активно пытается понравиться разным электоральным группам, нередко противореча себе. Не исключено, что речь идет даже не о политической тактике, а о проблеме психологического свойства. В профессиональной терминологии я не силен, но точно знаю, что среди нас есть люди, патологически жадные до всеобщего признания.

 Такие люди уже сами не помнят, кто они, становясь суммой собственных часто меняемых масок, франкенштейнами, шитыми белыми нитками из лоскутов противоречивых высказываний. Их слова могут поэтому вызвать стойкий когнитивный диссонанс —  как, например, ругань в адрес эмигрантов из уст того, кто дважды пытался зацепиться в Голливуде. Не удалось стать средней руки сценаристом в Америке — зато кресло министра финансов Израиля оказалось в самый раз. Человек, еще недавно позиционировавший себя гражданином мира и космополитом, вдруг начал сурово, поминая всуе Катастрофу, обличать предателей родины, посмевших искать лучшей жизни за ее пределами. Смотришь на такого и думаешь: может, он и впрямь уже сам не помнит, каким был?


Также хотелось бы намекнуть Лапиду и подпевшему ему Узи Даяну, что призывы стойко переносить лишения звучат из их уст нелепо, учитывая размеры недавних гонораров первого и нынешней зарплаты второго (порядка миллиона шекелей в год). Ну, и особую пикантность высказыванию Лапида придает тот факт, что лишь недавно министр финансов лично сделал жизнь в Израиле несколько тяжелее. А теперь причитает: «Куда же вы от меня, нехорошие?!» Как есть, «Федорино горе» на новый лад.

А теперь поговорим серьезно. Не открою Америку, если скажу, что главный признак тоталитарной идеологии — это примат общественного над личным. Конечно, где-то в конце темного туннеля, куда подобные идеологии загоняют целые народы, всегда маячит некое «благо для людей» — ведь очень сложно представить себе абстрактное благо вне контекста человеческих ощущений (даже религиозные идеологии не исключение — верная служба божеству непременно вознаграждается в этом мире или в следующем, а за спасибо не будет работать и распоследний фанатик). Но обычно это благо отдалено во времени настолько, что оценить его объем научными способами невозможно. Мы строим коммунизм, где всем будет лучше, но пока надо потерпеть. Проведем жизнь в борьбе и невзгодах ради других людей или будущих поколений.

В этом смысле у сионизма, как у любого конкретного варианта патриотизма, есть два пути. Первый путь — страна для людей. Второй — люди для страны. Идеология, пошедшая по второму пути, становится тоталитарной.

Первый путь — интуитивный и эволюционный. Граждане, улучшая собственную жизнь, улучшают и страну в целом. Например, они проявляют политическую активность, защищая собственную свободу — и в результате само государство становится более свободным, открытым, а, следовательно, и эффективным. Граждане преследуют свой экономический интерес — и страна богатеет. В такой стране хочется жить. Ощущение «я горжусь, что нам удалось построить такую страну» — и есть, на мой взгляд, единственная приемлемая форма патриотизма.

В подобной стране эмиграция не только не порицается, но и является одной из важнейших частей общественного организма, весьма точным индикатором его здоровья. Если люди стали уезжать — значит, что-то не так. Это знание дает возможность исправить ситуацию на ранней стадии. Здоровый эгоизм людей — залог здоровья общества.

 Возможен и второй вариант: «я горжусь своей страной, какой бы она ни была, а кто не гордится, тот враг». Подобные попытки ограничить ложной моралью естественное человеческое стремление к счастью еще никогда не доводили до добра. Это запруды на пути эволюции общества. В течение какого-то времени за запрудой будет накапливаться и гнить стоячая вода, а затем поток неизбежно снесет препятствие, наломав дров в процессе.

Лучших людей — думающих, талантливых, востребованных — патриотической демагогией все равно не пронять, она воздействует лишь на более темную и примитивную часть общества. Поэтому тоталитаризм неизбежно ведет к снижению качества человеческого материала.
И эти люди не обязаны отдавать всю жизнь уходу за страной-ковчегом, дабы при новом  потопе в ней смогли укрыться те евреи, что живут ныне припеваючи по всему миру. Кто сейчас всерьез верит в возможность новой Катастрофы? Вероятность есть, но она очень низка. Какой мыслящий человек будет класть свою единственную жизнь на этот шаткий алтарь? Никакой. И Лапид в том числе. Он остался в Израиле, потому что именно здесь был востребован более всего.

Высказывая подобные мысли (к неудовольствию большинства собеседников), я часто сталкиваюсь с контраргументом: а как же, мол, защита государства? Разве может эгоист пойти в армию и погибнуть за отчизну? Ответ: может, если считает это своим долгом. Многие израильтяне в тяжелые времена возвращаются на родину, чтобы встать на ее защиту -  потому что в экстренных ситуациях человек вообще ведет себя по-другому. Живущий здесь может драпануть, а уехавший много лет назад может и вернуться. Я утверждаю, что нормальный человек не будет отказываться от самореализации — а мы не можем отказывать ему в этом праве — лишь потому, что существует вероятность войны.

Я также утверждаю, что тянущие сионизм по тоталитарному пути и есть его злейшие враги. 
Если они победят, сионизм, подобно другим тоталитарным идеологиям, превратится в недолговечный, но болезненный нарыв на теле человечества. Сионизм как идея может выжить исключительно в условиях свободной конкуренции. Если Израиль будет ничем не хуже самых развитых стран, легкий налет еврейского сантимента может стать дополнительным конкурентным преимуществом. Если же страна продолжит свое существование во враждебном окружении, с массой непроизводительного населения и огромными оборонными расходами, никакая патриотическая риторика не поможет, и Лапиду, возможно, придется искать счастья в Голливуде в третий раз. Впрочем, в финансовую сферу его не возьмут — квалификация не та.

P.S.: Колонка была уже дописана, когда мне на глаза попалась очередная статья о судьбе нашей науки — на этот раз в контексте того, что Нобелевку по химии получили два «израильтянина-американца», то есть ученые, которые, подобно трети всех израильских ученых вообще, фактически живут и работают за границей. Готовы ли вы лично сказать одному из них, что он должен жить в Израиле и пожертвовать развитием своего потенциала, потому что это «патриотично»? Готов ли Яир Лапид отчитывать нобелевских лауреатов? Сомневаюсь.

market11 (192.114.2.35)
10 окт, 2013 07:11 (UTC)
Что касается проблемы йордим в целом - ничего нового. Проходили уже. Мы знаем что любого замечательного ...-изма хватает на 2-3 поколения. Хватает боевого задора, готовности к самопожертвованию ради великой идеи, пренебрежение материальными благами. Затем быстро растёт число людей, желающих просто-напросто хорошо жить - безопасно и уютно. И проклятия в адрес "предателей идеи" есть лишь признак отчаяния и беспомощности.
На самом деле предатели не они, а правительства. Те самые которые выталкивают из страны самую активную, творческую и конкурентоспособную часть общества. Социальный протест можно рассеять и заговорить. Но нельзя остановить человека, который предрочтёт жить там где он сможет купить дом за 70 месячных зарплат, а не квартирку за 130. Где за машину не нужно переплачивать вдвое, где обыкновенный сыр не считается дорогим деликатесом. Где у ребёнока в классе 20 учеников, а не 35. И где его налоги идут на развитие инфраструктуры, образования, культуры, и не уходит четверть бюджета на оборону.
Какой бы идеологией не пудрили общество, оправдывая и героизируя лишения, жизнь в конечном итоге берёт своё. Люди хотят просто хорошо жить. И главным вкладом в продвижение идеи сионизма может быть именно создание нормальных условий жизни на Земле Обетованной. А главным предательством этих идей является выталкивание из страны её самых активных граждан.

Вместе с тем вопрос утечки мозгов ученых не так однозначен. Всё-таки на науку и развитие технологий в стране выделяются совсем немалые средства. По самым строгим меркам. Однако высшая школа производит такое количество талантливых исследователей, что государство просто не в состоянии переварить у себя такую массу. Элементарно не хватает для них рабочих мест. Поэтому ничего удивительного нет в том что мы экспортируем мозги. Хотя кoнечно хотелось бы чтобы бюджет по этой теме был пожирнее.
ОТСЮДА

 

Из еженедельного обзора прессы на иврите Владимира Лазариса

 (12.10.13-11.10.13)


Награждение Нобелевской премией по химии двух израильских ученых Арье Варшеля и Майкла Левита, давно живущих в Америке, вызвало продолжение дискуссии об израильской эмиграции и положении израильской науки. 


Бывший декан химического факультета НИИ им. Вейцмана, проф. Йехиам Приор в «Маарив»:
«Услышав эту радостную весть, стоит задать себе два вопроса: почему именно химия? И возможно ли, что в будущем мы тоже будем получать Нобелевские премии по химии и в других областях? 


На первый вопрос трудно дать однозначный ответ. Может, дело в том, что диапазон научной тематики в области химии позволил ученым выбрать то направление, которое не было модным и не находилось в центре внимания всего мира. 

Второй вопрос еще труднее, и ответы на него вызывают беспокойство. Следует помнить, что в данном случае все эти работы были сделаны десятки лет назад. Тогда число школьников, получивших аттестат зрелости, было гораздо меньше, но в самом ли деле мы убеждены, что сегодняшнее образование гарантирует получение Нобелевских премий в далеком будущем? Когда часть израильских детей вообще не изучает точных и естественных наук, математики и английского языкв, каковы шансы на то, что из них получатся ученые будущего поколения? Когда мы слышим, что в школах не хватает учителей химии, можем ли мы быть уверены, что продолжим получать Нобелевские премии по химии? Когда одновременно с ликованием по поводу новых Нобелевских лауреатов газеты сообщают об очередном сокращении бюджета на высшее образование – неужели это тот путь, который может привести к успеху?». 

Дан Маргалит из «Исраэль ха-йом»:

«Две Нобелевские премии – это кисло-сладкое событие, радующее и огорчительное. С той минуты, как стало известно, что Варшель и Левит получили премии, в Израиле раздался крик, известный со времен царя Агриппы «Ты – наш брат, ты – наш брат», сопровождаемый чувством вины и ущербности тех, кто хотел бы вернуть блудных сыновей, потерявшихся в Америке. 


Несомненно, что начало научной деятельности Варшеля в Технионе и в НИИ им. Вейцмана вызывает законную израильскую гордость. Но решающий факт состоит в том, что он эмигрировал десятки лет назад, и израильская наука потеряла его вклад на много поколений. Поэтому радость по поводу его и нашего достижения отдает явным заблуждением.
Предотвращение эмиграции обязывает использовать тормозную систему, источник которой дома и в школе. Эти факторы снова не исключают эмиграции из Израиля, как было в прошлом. Эту плотину надо строить заново под руководством видного и яркого педагога, способного противостоять равнодушию родителей и учителей. У нас же все наоборот: во время последней дискуссии между министром финансов Яиром Лапидом и другими выяснилось, что есть СМИ, которые прославляют «йериду» или, по крайней мере, не принимают никакого участия в попытках затормозить эту волну. В их словаре «эмиграция» сменила «йериду» (ивр. «спуск», «схождение» в отличие от ивр. алия – «подъем», «восхождение»), а «йоред» превратился в «израильтянина, живущего заграницей». 

«Йерида» превратилась в бич государства. Поэтому в случае молодых ученых Израиль должен очень серьезно взвесить каждый отрицательный ответ на их просьбу получить ставку в университете». 

Ректор Иерусалимского университета, проф. Менахем Бен-Сассон в «Маарив»:
«Вопреки общепринятому мнению, трудность возвращения талантливых ученых из заграницы не связана только с низким жалованьем в израильских университетах по сравнению с западными. Многие израильские ученые не раз говорили, что были бы готовы отказаться от больших зарплат, чтобы работать в Израиле, который является не только их родиной, но также всемирным эпицентром новаций и творчества. Проблема заключается в ограниченном количестве ставок, имеющихся в израильской академической системе и отсутствии инфраструктуры, необходимой для научных исследований. 


Это – общенациональная проблема, которая требует немедленного решения. Например, в Китае, где многие ученые уехали из страны, в последние годы были приложены колоссальные усилия, чтобы их вернуть. Китайское правительство поняло, что путь к превращению в сверхдержаву лежит через возвращение ученых домой и создание самых современных лабораторий. И они преуспели в этом до такой степени, что уже пожинают плоды своих достижений. 

Что касается нас, Израиль гордится своими учеными и хочет остаться действующим игроком на поле международных исследований. Но если мы не сумеем вернуть самые яркие умы, которые от нас уезжают, мы будем буксовать на месте, а в конкурентном научном мире пробуксовка есть ни что иное, как регресс». 

Ури Кашти из «Гаарец»:

«И глава правительства Биньямин Нетаниягу, и министр науки Яаков Пери поторопились позвонить Арье Варшелю, чтобы поздравить его с Нобелевской премией, и сказать, что это достижение вызвало «национальную гордость израильской науки». Это заявление может вызвать только смех, учитывая натужную попытку сделать достоянием государства Израиль человека, который покинул его сорок лет назад. Можно было бы оставить Нетаниягу и Пери в болотце собственной гордости, если бы их слова не отражали попытку замести под ковер намного более серьезную проблему: закат израильской науки. 


Что было бы с Арье Варшелем, если бы его взяли на работу в НИИ им. Вейцмана или в другой университет – смог бы он добиться такого же научного роста и таких же успехов? На вопросы такого рода однозначного ответа нет. 

В то же время картина общего положения дел в системе высшего образования в Израиле, нарисованная в последнем отчете Института Тауба, предельно ясна. Этот отчет, опубликованный на минувшей неделе, установил среди прочего, что по уровню «утечки мозгов» Израиль опередил все страны Запада, и что за сорок последних лет национальные инвестиции в каждого студента сократились втрое. Одновременно стало известно, что в будущем году бюджет на высшее образование будет сокращен на 100 миллионов шекелей.
Но подобная ерунда не мешает Нетаниягу и Пери прижать к груди профессоров Варшеля и Левита, и приписать их задним числом к местной системе высшего образования. Истина не должна испортить праздник, который у нас пытаются сбыть народу. Обсуждение таких вопросов как переполненные классы, отмена курсов и объединение факультетов, старение преподавателей и нехватка ставок, процветание частных институций , растущее привлечение преподавателей из заграницы, и отъезд целого поколения ученых в западные университеты, можно отодвинуть на другое время, как можно дальше». 

Раанан Шакед из «Йедиот»:

«А этот национальный праздник вообще-то наш? Южноафриканский и американский ученый, которые когда-то жили в Израиле, получили Нобелевскую премию! 


В будущем году в программе «Они из наших»: норвежский ученый, чья мать в 60-х годах гуляла с киббуцником, получил Нобелевскую премию; шведский певец, чья бабушка побывала у Западной стены, выиграл конкурс Евровидения; австралийский кинорежиссер, который как-то съел хумус, получил «Оскара». 

Нет сомнений, Израиль снова показал всему миру, что значит быть американцем. Только дайте этим блестящим умам все, что можно предложить Израилю – бюджет Стэнфорда и лаборатории Южной Калифорнии – и тогда вы увидите, как они принесут нам огромную национальную гордость. 

В рамках программы «Утечка мозгов» для стимулирования достижений бывших израильтян по всему миру мы снова и снова выигрываем все главные премии. Университеты разных стран задаются одним и тем же вопросом: какой патент у израильтян? Какая волшебная формула? Как им это удается? 

А ведь ответ очень прост: мы берем лучшие умы, даем им как можно меньше, обеспечиваем их всеми возможными причинами, чтобы уехать, помогаем принять смелое решение, кричим им вслед «Проклятые предатели!» и «Вам будет лучше в Берлине!», а они взамен получают Нобелевские премии и приносят нам огромную национальную гордость. 

Еще не родилось такое американское исследование, получившее премии, чтобы Израиль не нашел способа доказать, что оно увенчалось успехом только с его помощью. Еврейский ум не перестает изобретать способы превратить каждый еврейский ум, получивший большую премию, в израильскую гордость. Потому что эти парни, может, здесь и не родились, и не сделали в Израиле свои важные открытия, и, может, не собираются сюда возвращаться – но нет никакой причины, чтобы все это могло помешать главе правительства или министру науки заявить о «национальной гордости». 

Да, это провинциально, смехотворно, говорит об отчаянных поисках признания и в немалой степени отмечено цинизмом. И, тем не менее: какое нам дело? Эти Нобелевские премии – наши, до тех пор, пока не будет доказано обратное. А даже если будет доказано, будьте уверены, что ученый, который это докажет, будет из наших. Кстати, гений. Он как-то прошел мимо НИИ им. Вейцмана». 

А сатирики из «Йедиот» сообщили о неожиданном явлении: «Из-за «утечки мозгов» не нашлось ни одного ученого, который пришел бы в телестудию, чтобы объяснить, в чем же состоит открытие новых Нобелевских лауреатов». Тогда как сами ученые, по словам тех же сатириков, заявили: «Теперь, после получения премиальных, мы сможем вернуться в Израиль и купить квартиру». 
http://www.vladimirlazaris.com/radio/obzor.htm

 



Комментариев нет:

Отправить комментарий